Словарь русских иконописцев XI-XVII веков
   
   

ОЗНАНСКИЙ ВАСИЛИЙ (уп. 1667–1712)

-

живописец.

[Статья А.И.Успенского об этом живописце в составленном им Словаре представляет собой цельный очерк, который мы не решились раздробить на части дополнениями и исправлениями, хотя она не лишена пропусков и ошибок. Мы даем ее целиком, с некоторыми оговоренными пропусками, а затем приводим новые сведения современных исследователей – Ред.]

Первое упоминание о Василии Познанском в архивах мы встречаем в 1670 г. В это время Познанский был “учеником живописнаго дела” и получал жалованья в Оружейной палате по 2 алт. 2 деньги в день (Стлб. 178 г. № 363). Поступил он в Палату учиться, как можно предполагать, еще мальчиком.

Из Польши он приехал в Москву, вероятно, или с своим отцом, или с одним из близких ему людей, которые поступили на службу во дворец.

Мы знаем, что после смоленского похода царя Алексея Михайловича в Москву прибыло очень много поляков служить царю в Оружейной палате и других учреждениях.

Учителем Василия Познанского был знаменитый царский жалованный иконописец Иван Артемонович Безмин (Стлб. 180 г. № 57). В Московском Главном Архиве Министерства Иностранных Дел между Малороссийскими актами хранится свидетельство от 14 октября 1691 г. выданное еврею Иосифу Познанскому о принятии им православия […] Этот Иосиф Познанский получил свое художественное образование также в Москве (учился сначала у поляка Станислава Лапуцкого, а затем у немца Детерса) и был возведен за свое искусство в потомственное дворянство… Не был ли этот Иосиф Познанский каким-либо родственником Василия Познанского?

Ученик Безмина оказался очень талантливым художником.

Уже в 1672 г. Познанский вместе с некоторыми живописцами едет в с. Коломенское, где принимает участие в художественных работах по росписанию царского двора. В официальном документе говорится, что Василий Познанский здесь “писал и золотил” (Стлб. 181 г. № 47).

 Затем в течениии целых пяти лет мы ничего не знаем о деятельности Василия Познанского в Оружейной палате.

 В марте 1677 г. Познанский, — читаем мы в одном документе, — “написал вновь золотом и серебром знамя полковое по тафте лазоревой, с оба лица по кресту о пяти степенях, около крестов написано солнце да месяц с звездами, по каймам написаны травы золотыя с серебром, — в поднос великому государю недели святыя Пасхи” (Оп. 34. Кн.  958. Л. 464).

 Очевидно, работа Познанского царю Федору Алексеевичу очень понравилась, и в 1678 г. Познанский уже пишет для него, несомненно, по его повелению, “золотом, серебром и красками по атласу зеленому плащаницу — образ Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа” (Оп. 34. Кн.  959. Л. 359об).

В 1679 г. живописец Василий Познанский написал для царя же Федора Алексеевича — в хоромы к нему — золотом и красками по белому атласу Нерукотворенный образ Спасителя (Стлб. 187 г. № 819). Кроме того, мы знаем о следующих работах Познанского за тот же 1679 г. В придворную церковь Спаса Нерукотворенного образа, “у что у великого государя вверху, на сенях”, он написал золотом и красками по атласу червчатому “образ Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа на плащанице” (Оп. 34. № 959. Л. 524об). Очевидно, первая плащаница, написанная Познанским в [1678] г., была очень хороша, почему вскоре и поручили ему написать вторую для придворной церкви.

В это время шли усиленные работы по отделке и расписыванию Покровского соборного храма в государевом имении Измайлове […] Сюда был вызван и Познанский, которому пришлось здесь “писать трое дверей да позади местных икон, деисусов, праздников и праотцев зеленым аспидом” (Оп. 34. Кн.  962. Л. 345об и 379).

 

 (Успенский 1910).

Сохранилась челобитная Василия Познанского и Карпа Золотарева о выдаче жалованья на 7188 год, поданная 20 ноября 1679 г. судя по ней, Василий Познанский получал «государева жалованья поденного денежного корму … по 3 алтына по 2 денги на день,  итого в год 36 рублев 16 алтын 4 денги». В челобитной живописцы обосновывали свою просьбу так: «…  работаем мы холопи твои всякие твои великого государя живописные дела верховые и приказные беспрестанно и ныне мы холопи твои оскудели з женишками и з детишками а прокормитца нечем опричь твоего государева жалованья денежного корму а иного никако  нам нет». По челобитной было приказано выдать «государево жалованье поденной денежной корм живописцом Василью и Карпу на нынешней на 188 год для их скудости … сполна». (РГАДА. Ф. 396. № 18801. Л. 1-2). (Б.Т.).

В 1680–1682 гг. Познанский особенно усиленно работал. Это был период расцвета таланта нашего художника. Около того же времени он женился.

На Познанского уже обратили внимание в Оружейной палате и поручили ему обучать живописи учеников. У него образовалась большая мастерская, хотя все же он считался молодым художником, почему и не пользовался содержанием, соответствующим своему таланту. В начале 1680 г. Познанский написал на запрестольном кресте Распятие Спасителя со страстями (Оп. 34. Кн.  962. Л. 534), в придворную церковь преп.-муч. Евдокии, “что у великаго государя вверху на сенях”. [В начале XX в. крест находился в Екатеринославле, в архиерейской Одигитриевской церкви. Он кипарисовый, со всех сторон лицевой, обложен чеканным серебряно-золоченым окладом с эмалью. Крест 4-конечный, оклад 7-конечный, 15 вер. на 1 и 1/8 вер. На лицевой стороне на 9 и 1/4 вер. на 5,5 вер. — 20 изображений. На чеканном окладе 3 образа из эмали: Троица, Федор Стратилат, муч. Агафья, поясные. На обороте надпись о положении царем Федором Алексеевичем в церковь Евдокии с частью Ризы Спаса и Животворящего креста (Извеков 1912/2, со ссылкой на: Моск. церк. вед., 1901. № 16). — Ред.]

[В 1680 г.] позолотил и расписал красками крылья у четырех херувимов, которые “были на иордани, что поставляется генваря к 6 числу для государскаго выхода” (Оп. 34. Кн.  962. Л. 613об).

 Для Покровского собора с. Измайлова Василий Познанский написал хоругвь на зеленом атласе с изображением Нерукотворенного образа Спасителя (Стлб. 188 г. № 161). Хоругвь эта до настоящего времени не сохранилась.

 В том же 1680 г. Познанский вместе с живописцем Карпом Ивановым Золотаревым “писал в новых деревянных хоромах разныя притчи по полотну на подволоках и стенах, которыя хоромы построены вновь на конюшне, на Новом Потешном дворе, что бывал боярина Ильи Даниловича Милославскаго” (Там же. Стлб. 188 г. № 78). Конечн, погибла и эта работа Познанского.

 На атласе разных цветов Познанский написал страсти Господни в придворную церковь преп.-муч. Евдокии, “что у великаго государя вверху, на сенях” (Там же).

Он же написал “на шивных тафтах” страсти Господни и “восем столбцов ко гробу Господню на Голгофу” (конечно, во дворце), а также страсти Господни на двух плащаницах (Там же).

Вообще, страсти Спасителя были одним из наиболее любимых сюжетов Познанского, и изображения их, как увидим ниже, были очень удачными.

Весною 1680 г. Познанский вместе с живописцем Карпом Ивановым Золотаревым написал на полотнах “апостольския проповеди” для церкви Иоанна Белоградского, в кремлевском дворце (Там же).

В том же году Василий Познанский расписывал золотом, серебрил и красками “с лица ящик большой, в котором поставлен рай, и взят к великому государю в хоромы” (Оп. 34. Кн.  962. Л. 634об).  [… ]

Весною 1681 г. Познанский писал в своей челобитной царю: “Избенка у меня одна, и та без сеней, и с женишкой и с людишки и со ученики жить тесно, и твоих великого государя дел писать негде. А сторговал я избенку за 4 рубля с полтиною, а заплатить нечем”. Царь пожаловал Познанскому 5 рублей (Стлб. 189 г. № 367).

Вторая челобитная была подана Познанским в том же 1681 г. Она для нас особенно интересна для характеристики нашего художника, почему ее и приводим почти целиком с небольшими сокращениями.

 “Работаю я, пишет Познанский царю, всякия твои великаго государя живописныя дела верховыя и приказныя — лет с 12, а твоего государева жалования мне идет только поденный денежный корм небольшой, только по четыре алтына на день, а хлебного и денежнаго окладу никакого нет. А которые есть, государь, в Оружейной палате иконописцы, и им идет твое жалование — хлебный и денежный оклад и кормовые деньги. И есть, государь, в Оружейной палате преспяктивный мастер, и он — опричь преспяктива — иного ничего не пишет, а золотори — опричь золоченья — иного нечего не пишут, потому что не умеют. А я холоп твой иконное и живописное письмо персоны и притчи писать свыше иных своей братьи, а преспяктивное письмо и золотить умею ж — седла и луки по-турецки, твореным золотом писать умею-ж. А работаю я холоп твой всякия твои великаго государя живописные дела собою, и мастерства моего есть в твоей великаго государя в казне в Оружейной палате знамена по камкам и притчи по полотнам; и о том моем мастерстве есть сказки за руками мастеров, в Оружейной палате. А буде ты, великий государь, укажешь, изволь дать свидетельство [т. е. произвести оценку его таланта и умения]… Против своей братьи оскужен… Прокормиться с женишкою и с детишками мне нечем. Милосердный государь!.. пожалуй меня… вели учинить мне жалованье против моих товарищев… живописцев против Ивана Валтыря или против Дорофея Ермолаева… чтоб мне… против своей братьи оскужену не быть, потому что я против тех своей братьи мастерством своим гораздо свыше”.

Затребовали мнения о Познанском Ивана Салтанова и Ивана Безмина. Последние заявили в Оружейной палате, что Вас. Познанский “пишет живописное письмо против живописцев иноземца Ивана Волтыря да против Ерофея Ермолаева”.

Вследствии этого отзыва окольничий и оружейничий, заведовавший Оружейной палатой при царе Федоре Алексеевиче, Иван Максимович Языков “с товарищами приказал живописцу Василию Познанскому, для его доброго живописного мастерства, жалованья к прежнему его поденному корму прибавить по шти денег на день” (Там же).

 [Содержание приведенной челобитной в значительной степени определило чрезвычайно высокую оценку А.И.Успенским творчества Василия Познанского. По его мнению, это выдающийся талант, сравнимый только с Симоном Ушаковым. Скромность и чувство собственного достоинства отличают его от других мастеров Оружейной палаты, они же помешали ему получить признание современников.  Однако, как будет сказано ниже, челобитная написана не Познанским, а оценка его творчества явно завышена. Поэтому составитель позволил себе убрать из текста А.И.Успенского все оценочные высказывания. - Ред.].

Один, кажется, раз в жизни Познанского поощрили царским подарком, — и то небольшим, это весною 1681 г., когда он “за свою многую работу” в церкви преп.-муч. Евдокии, что у великого государя в Верху (написал здесь стенное письмо в алтаре) получил от царя камку (Стлб. 189 г. № 278).

В 1682 г. Василий Познанский написал превосходные картины в “наклейный” или “наборный” иконостас церкви Распятия Господня, что в кремлевском дворце, и “государские ангелы” (Там же. Стлб. 190 г. № 72).

Картины эти, за исключением “государских ангелов”, дошли до нас и являются в настоящее время редчайшими полотнами XVII в.

 [Далее следует описание тафтяных икон иконостаса церкви Распятия, приводятся надписи на них. Приводится также описание иконостаса, сделанное в 1744 г. (Оп. 35 № 1279). — Ред.]

К Пасхе 1683 г. Василий Познанский расписал во дворец “разными красками” десять гусиных яиц (Стлб. 191 г. № 819).

Незадолго перед тем у Познанского родился сын.

 [… ]

Вскоре, однако, нашего художника постигло большое несчастие: он сошел с ума. В июле 1683 г. больного Познанского отправили в Спасский монастырь “под начал” (тогда психиатрических лечебниц не было).

Вот что читаем мы в документе по этому поводу: “Спасскаго монастыря (зачеркнуто: „Покровскаго монастыря, что за Яузскими вороты, строителю Стефану“. Очевидно, сначала предполагали сюда послать Познанскаго), что в Китае городе, у иконнаго ряду, строителю Селивестру. По указу великих государей, послан из Оружейной палаты к вам в Спасский монастырь под начал живописец Василий Познанский Оружейной палаты с подъячим с Иваном Зажарским. И как к вам ся память придет, а подъячий… живописца Василья Познанскаго к вам в монастырь привезет, и вы-б у него Василия Познанскаго приняли и в монастыре держали его под крепким началом, а пищу ему давать против братии” (Стлб. 191 № 699).

Долго пришлось пробыть нащему художнику “под началом” в монастырях.

В начале 1685 г. жена Познанского подала челобитную царям Петру и Иоанну Алексеевичам. “Бьет челом, — читаем мы здесь, — раба ваша — живописца Васильева женишка Познанскаго Катериница Григорьева, дочеришка с сынишком Матюшкою. По вашему, великих государей, указу, муж мой Василий, за изумлением, послан под начал, а его братии живописцев жалованье на нынешний 193 год выдано, а я бедная с сынишком своим помираю голодную смертию, пить-есть нечего. Милосердые государи цари!.. пожалуйте меня рабу свою бедную с сынишкой моим, велите жалованье на 193 год из окладу мужа моего выдать рабе своей против его братии”. 12 февраля просительнице дали жалование ее мужа и “кормовыя дачи против дачи его братии” (Стлб. 193 г. № 487).

В окладной-расходной книге Оружейной палаты по выдаче приказным и мастеровым людям жалованья на 1687–1688 (196) гг. Познанский ошибочно называется Павлом; о нем замечено: “Под началом в Каменном монастыре” (Оп. 34. № 964).

Из Спаса-Каменного монастыря Познанского, неизвестно по какой причине, перевели в Ярославль, о чем мы находим сведение в следующей челобитной жены Познанского: “Великим государям царям и великим князям Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцем бьет челом раба ваша Оружейныя палаты живописца Васильева Познанского Катеринка Григорьева дочеришка. В прошлом, государи, во 193-м году, по вашему, великих государей, указу, послан муж под начал к Спасу в Каменный монастырь, а из Каменного монастыря в Ярославль к Богородице в Толгской монастырь. И я бедная раба ваша с сынишкой своим помираю голодом, платишком ободралась и обносилась. Милосердые великия цари и великие князи, пожалуйте меня рабу свою для ради Спаса, Пресвятыя Богородицы и для своего государскаго многолетняго здравия, государя нашего благоверного царевича и великаго князя Алексея Петровича всеа Великия и Малыя и Белыя России, — велите, государи, мне бедной дать в приказ, чем вам великим государем Господь бог известит. Великие государи, смилуйтесь, пожалуйте”.

Екатерина Григорьевна Познанская, очевидно, воспользовалась появлением на свет злосчастнаго царевича Алексея Петровича как поводом к испрошению себя милости. 5 апреля 1709 г. боярин и оружейничий Петр Васильевич Шереметьев “с товарыщи приказали дать ей из кормовой дачи мужа ея на 198 год на пропитание детей пять рублев” (Стлб. 198 г. № 729).

Впоследствии Василий Познанский выздоровел и был выпущен из монастыря.

В 1695 г. он снова состоит на службе в Оружейной палате, с окладом 54 руб. 24 алт. 6 денег в год (№ 967 204 г. Л. 35).

В марте 1696 г., — читаем мы в архивном документе, — “по указу великаго государя и по разметной, за пометою думнаго диака Любима Олферьевича Домнина, велено Василию Познанскому быть на его великаго государя службе на Воронеже для прописки кораблей” (Там же).

Однако болезнь и долговременное пребывание Познанскаго “под началом” в монастыре имели пагубное влияние на дальнейшую его деятельность.

Снова за целыя десять лет не имеем сведений о работах нашего художника. [Познанскому поручались отдельные работы. В 1702 г. он возглавлял группу из 14 живописцев и портных, которые делали на Красной площади в Москве полотняную “комедийную храмину” (РГАДА. Ф. 159. Оп. 2. Д. 91. Л. 9; Ф. 138. Оп. 1. Д. 48, л. 57) — Ред.] Первое после 1696 г. упоминание о Познанском в документах мы находим уже в 1707 г. 2 января этого года Познанский “был у прописки иордани” (Оп. 34. № 1000 1707 г. Л. 17). 16 января 1707 г, сообщается в одной рукописи, “по указу великаго государя и по памяти из Преображенского приказу, за приписью генеральнаго писаря, велено в Оружейной палате сделать в Преображенский полк 16 знамен против образца, каков прислан для образца. И по тому присланному указу сделано в Оружейной палате восемь знамен солдатских; а прописывал те знамена живописец Григорий Одольский. А для помоществования работал с ним, Григорием, живописец Василий Познанский марта с 27 апреля по 1 число” (Оп. 34. № 1000. Л. 244).

В это время Познанский уже не был в штате живописцев Оружейной палаты и называется в официальном документе “посторонним” живописцем.

Получал он лишь за те дни, когда был на работе. А работа перепадала ему лишь случайно.

Возможно, что после болезни Познанскому боялись поручать самостоятельныя работы, почему он и пишет теперь обычно с другими художниками, между прочим, с Одольским.

Познанский страшно бедствовал в последние годы своей жизни и принужден был писать царю трогательные челобитные о выдаче ему заработной платы, которая к тому же была очень невелика, — иногда сводилась даже до 2 алт. 5 денег за рабочий день, как это было, например, при расчете Познанского за вышеуказанную его работу с Одольским по росписанию знамен (Там же).

В следующей челобитной Познанского кратко, без лишних слов, но чрезвычайно ярко рисуется безысходная нужда его.

“Державнейший царь, государь всемилостивейший! — пишет Познанский царю. — В нынешнем, государь, 1707 году работал я — писал знамена с Григорием Одольским больше дней пяти, а за те дни корму с Палаты не брал. А нынече, государь, праздник был — светлое Христово Воскресение, разговеться был нечем, и теперько нет. — Всемилостивейший государь! прошу вашего величества, вели, государь, дать корм на те дни” (Там же).

Познанскому выдали 14 алт. одну деньгу (Там же).

К Пасхе следующего года (прошение подписано 18 марта 1708 г.) Познанский подал другую челобитную Петру Великому, где писал: “В прошлых, государь, годех и в нынешнем 1708-м году служу я и работал всякия дела приказныя и посыльныя, а корму не дано. Стал скуден. Помираю с голоду. Боси и наги. Всемилостивейший государь! прошу вашего царского величества, вели, государь, дать жалование, что есть ваша государская милость, для праздника Светлаго Христово Воскресения, для моей скудости. Вашего величества нижайший раб живописец Василий Познанский” (Оп. 34. № 1003. Л. 316).

Прошло две недели после подачи челобитной до решения ее. “1708 года марта в 31 день, по указу великаго государя, генеральный президент и комендант московских и сибирских провинций „судья князь Матвей Петрович Гагарин приказал ради скудости Василия Познанского и для праздника выдать ему из Оружейной палаты полтину“” (Там же).

Летом и осенью 1709 г. Познанский работал в придворной церкви Спаса Нерукотворенного образа, “что у великаго государя вверху, — почивал живописныя стенныя писания”.

За эту работу он получал по 3 алт. 2 деньги в день (Оп. 34. № 1004. Л. 125, 128, 130, 131, 255).

Следующая челобитная Познанского помечена 27 марта 1710 г.

В ней он сообщает некоторые сведения и о своих работах за 1709 г. Вот эта челобитная:

“Державнейший царь, государь всемилостивейший. В прошлом, государь, 1709-м году, по указу великого государя, отосланы мы, раби твои, из Оружейной палаты в Немецкую слободу на двор государев Лефортовский и работали там того же года с августа 29-го числа ноембря по 30 день; а корму мне — рабу твоему — не выдано. И взят я к делу — к воротам и по иных делах. Истаскался до остатку, стал скуден. Голодом помираем. А кое наше братья тех же пор у того дела были и работали там же на дворе в Немецкой слободе живописцы и столяры, и те корму побрали со складов своих и затем харчевой корм; а мне по се время не дано, против государева указу оклада моего. Всемилостивейший государь! прошу вашего величества вели, государь, дать кормовое, — заработанный корм, по указу, чтобы мне голодом не умереть”. На этой челобитной была положена следующая резолюция: “Дать для бедности три рубля” (Оп. 34. № 1008. Л. 268).

Позднее 1710 г. сведений о Познанском в документах Московского Отделения Общего Архива Министерства Императорского Двора мы не встречали.

Если предположить, что Познанский поступил в Оружейную палату (в 1670) году в ученики “живописнаго письма”, будучи лет пятнадцати, то в 1710 г. было около 55 лет от роду.

 (Успенский 1910)

 В апреле-августе 1712 г. работал «у прописки знамен» в Оружейной палате (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. № 1010. Л. 186 и след.). (Б.Т.).

 

 Сын Познанского Матвей, о котором упоминает его мать в своей челобитной в 1685 г., впоследствии был гравером. Он был определен в 1700 г. “по указу великого государя и по указу боярина Федора Головина”, к “мастеру грыдоровальнаго дела иноземцу Андреяну Шхонбеку для печатания всяких фигурных вещей на листах медными досками”. Содержание Матвея Познанскому было назначено по 10 денег в день (Оп. 34. № 989. Л. 657). Матвей Познанский был женат (Там же [об этом говорится в июле 1703 г.]), имел свой дом, который сгорел в 1702 г. (Оп. 34. № 987. Л. 22). У Шхобека Матвей Познанский “работал непрестанно” в 1700–1704 гг. Дальнейших сведений о нем не имеем.

 Из учеников Василия Познанского известны Гавриил Велков с братом, Назар Игнатьев Попов, Федор Иванов и Федор Нянин. […]  (Успенский 1910).

  [В другом месте А.И.Успенский сообщает, что У Познанского в течение шести лет состоял учеником Саврасов Андрей, который был затем определен к Ивану Безмину 9 ноября 1680 г. (Стлб. 189 г. № 597). (Успенский 1910. С. 233). Однако другими источниами это сообщение не подтверждается – Ред.]

К тому, что сообщает о Василии Познанском А.И.Успенский,  можно добавить следующее.

Василий Познанский был взят в Оружейную палату в 7176 (1667-1668) г. в двенадцатилетнем возрасте, и ему было установлено жалованье по 2 алтына по 2 денги в день, как он указал в своей челобитной, поданной царю Федору Алексеевичу в августе 1678 г. (РГАДА. Ф. 396, Оп. 1. № 23602) (Б.Т.).

О работе Познанского с товарищами в Коломенском свидетельствует челобитная, по которой: “…Василию Познанскому, Куприашке Келареву, Антошке Павлову, Евтешке Богданову, Тимофею выплатили государево жалование поденно денежному корму с сентября 1 числа по марта 1 числа нынешнего 1672 г. по два алтына две деньги на день”. Василию Познанскому за семь месяцев работы было выплачено “12 рублев, 2 алтына, 2 деньги” (Там же. Ч. 10. Д. 139576. Л. 1–2).

 В течении двух последующих лет подаются еще челобитные о выплате жалования (Там же. Ч. 11. Д. 14773. Л. 1), на одну из них последовал ответ — в ноябре 1674 г. боярин Богдан Хитрово приказал: “…живописцу Иванову ученику Безмина Василию Познанскому вместо дворцового запасу государева жалования, да ему в придачу денег три рубли из Оружейной палаты” (Там же. Ч. 11. Д. 14994. Л. 1–2). За работы, выполненные в 1677–1678 гг., Познанский получает в день по 5 алт. 5 денег, за год — 20–25 руб., (Там же. Оп. 2. №. 968. Л. 172; №. 959. Л. 158). (В.Н.).

В челобитной 1678 г. Василий Познанский просит о прибавке ему, уже женатому человеку, жалованья: «…чем бы мне холопу твоему з женишкою и з людишки сыту быть». Запрошенные живописцы Иван Салтанов и Иван Безмин свидетельствовали, что живописец Василий Познанский «мастерством своим напишет против кормового живописца Леонтья Чюлкова и лутче».  1 октября 1678 г. Познанскому было установлено такое же жалованье, как и Леонтию Чулкову – по 3 алтына по 2 денги на день. (РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. № 23602. Л. 20-25).

В апреле 1679 г. ему было   «велено ... золотом и красками по гулфарбе написать две плащаницы Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» в кремлевскую дворцовую церковь преподобномученицы Евдокии (л.1). (РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. № 17984). (Б.Т.).

В 1680 г. в работе над плащаницей для церкви преп.-муч. Евдокии Познанскому помогает кормовой живописец Артюшка Иванов: “…а по указу великого государя писал он у живописца Василия Познанского по атласу плащаницу Образ Распятия Господа Бога и Спасителя нашего Исуса Христа к нему великому государю вверх” (Там же. Оп. 2. №. 960. Л. 627–628). Кроме работ по шелку, художник выполнял и другую живописную работу. Вместе с учеником Артемием Сазоновым писал в Казенной каменной палате стенное письмо (Ф. 396 Оп. 1. Ч. 12. Д. 118977. Л. 32–33). С Иваном Безминым и Киприаном Умбрановским “…писали почивали в церкви преподобномученицы Евдокии в алтаре стенное письмо” (Там же. Ч. 13. Д. 19910. Л. 1; Д. 19945. Л. 1). По именному царскому указу Познанский “…расписывал и процвечивал большие, и средние, и меньшие сахарные головы” (Там же. Оп. 2. №. 960. Л. 635–635об, 686–686об).

А. И. Успенский был не совсем прав, утверждая, что Познанский редко обращался к царю с просьбами; многочисленные челобитные художника свидетельствуют о том, что царское жалование за выполненную работу выплачивалось нерегулярно. В 1680 г. он просит о выплате жалованья (Ф. 396 Оп. 1. Ч. 12. Д. 18597. Л. 1–2).

 В ноябре 1680 г. царь Федор Алексеевич в ответ на челобитную Василия Познанского и Карпа Золотарева за “беспрестанную” их работу пожаловал: “Карпу Иванову государево жалование поденного денежного корму ему по 4 алтына на день итого за год 43 рубля 26 алтын. Василию Познанскому государево жалование поденного денежного корму ему по 3 алтына на день итого 36 рублей 16 алтын” (Там же. Ч. 12. Д. 18801. Л. 1–2). По челобитной весной 1681 г. Познанскому “пожаловали пять рублей” на покупку дома.

В июле последовала следующая челобитная: “…бьют челом холопы твои Оружейной палаты живописцы Василий Познанский… в пожарное время, как горело в Бронной слободе, дворишки наши и пожитки погоре без остатку. Милосердный государь… пожалуй на холопе свои для того нашего пожарного разорения, вели, государь, нам свое государево жалование кормовые деньги за год выдать…”, на обороте надпись — по указу царя от 4 июля деньги “Познанскому с товарищи” выдать (Там же. Оп. 2. №. 962. Л. 42–42об; Оп. 1. Ч. 13. Д. 20062. Л. 1).

С публикацией челобитной 1681 г. связана странная ошибка. Автором ее Успенский называет Познанского, в тексте же челобитной указано имя Карпа Золотарева. 27 сентября 1681 г. художник подает прошение: “…бьет челом холоп твой Оружейной палаты живописного письма мастер Карпушка Золотарев, работал я холоп твой… живописные дела верховые и приказные беспрестанно лет з 12, а твоего, государева, жалования мне, холопу твоему, идет только поденно денежный корм небольшой, только по четыре алтына на день, а хлебного и денежного окладу никакого нет…" Далее текст челобитной почти дословно совпадает с текстом, опубликованным А.И.Успенским как челобитная В.Познанского. См. РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. Ч. 13. Д. 19683. Л. 1. [Текст челобитной  Карпа Золотарева по тому же архивному делу ранее цитирует А.А.Павленко. См. Павленко А.А. Карп Золотарев и московские живописцы последней трети XVII в.. // ПКНО. 1982. М.. 1984:301-302. - Ред.]

 Внимательно анализируя опубликованную А. И. Успенским челобитную и соотнося ее с материалами его же статьи и архивными документами, можно заметить несколько неточностей. Жалование Познанского в этом году не четыре, а три алтына на день (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Кн. 959. Л. 359об–360об), жалование же Карпа Золотарева — “четыре алтына на день”. (Ф. 396. Оп. 1. Ч. 13. Д. 19683. Л. 2). Кроме того, у Познанского был только один сын — Матвей (Там же. Ч. 14. Д. 23086. Л. 1), автор же челобитной указывает “с детишками”.

1682 г. стал знаменательным в творческой жизни мастера, в этом году Познанский создает уникальный “клееный тафтяной” иконостас для церкви Распятия (Воздвижения Креста) в царском дворце. В 1681–1682 гг. на своде церкви Спаса Нерукотворного, “что у государя на сенях”, была устроена небольшая церковь с молельней. Металлический медный с серебрением иконостас подрядился сделать для нее Карп Золотарев. (Ныне существующий деревянный резной золоченый иконостас сделан, вероятно, в сер. XIX в.)

В пятиярусном иконостасе, киотах и молельне сорок восемь икон. (См. список сохранившихся произведений.) Иконографический замысел иконостаса подчинен единой “страстной” теме. Выполнены иконы в уникальной для России технике аппликации на деревянной основе. Личное написано в свето-теневой реалистической манере на шелковой ткани, все остальное — одежды, атрибуты, фоны — выклеены из тканей.

Учитывая большой объем работы и короткий срок, за который она была выполнена, можно предположить, что в ней участвовало несколько мастеров. Первый исследователь иконостаса Распятской церкви А. И. Успенский среди его авторов называет Василия Познанского, Ивана Салтанова и Ивана Безмина. Архивные документы бесспорно свидетельствуют об авторстве Познанского и позволяет установить время работы над иконами. В одной из челобитных Познанский пишет, что красочному терщику Ивашке Власову, работавшему у него с 29 декабря 1681 г. по 3 марта, не выданы деньги за работу. Вторая уточняет, что в марте-апреле 1682 г. терщик продолжает работу “…в которые дни те тер краски к государевым верховым делам в прибавку на клееному иконостасу ко Спасову образу, к Богородичному, и к Петру апостолу, и ко всяким иным верховым делам у живописца Василия Познанского Ивашке Власову на те дни кормовых денег не дано” (Там же. Ч. 13. Д. 20333. Л. 1, 6, 7, 17).

Приписывая иконы в молельне Салтанову и Безмину, А. И. Успенский ссылается на архивные документы, которые сообщают, что эти художники “писали они на полотнах к нему великому государю вверху на Голгофе страсти Спасителевы, Воскресение, Воздвижение Христово… а те полотна мерою аршина по три и по четыре”. Дальше к этому списку добавляются “Вознесение” и “Мария Магдалина” (Там же. Оп. 2. Кн. 960. Л. 582об–583; 608об–609). Эти сюжеты действительно имеются в Распятской церкви. Однако время создания работ, перечисленных А. И. Успенским, — март-апрель 1680 г., тогда как церковь Распятия начали строить только в мае 1681 г., а иконостас и иконы для него выполняли в к. 1681  н. 1682 г. К тому же Салтанов и Безмин писали иконы на полотнах, а иконостас Распятской церкви документы называют “клееным” и “тафтяным”; размеры тех и других икон не совпадают. Вероятно, речь идет о других иконах с частично совпадающими сюжетами, которые А. И. Успенский отождествил с Распятскими. Таким образом, авторство Салтанова и Безмина для икон Распятской церкви не подтверждается.

В 1983 г. для проведения реставрационных работ иконостас Распятской церкви был демонтирован, что позволило провести технологические и визуальные обследования икон. Анализ живописной манеры автора икон Распятской церкви убеждает в том, что выполнены они мастером, хорошо знакомым с техникой масляной живописи, выполнены темпераментно, с сочетанием широких плотных мазков и тонких лессировок.

Сравнение авторского живописного слоя на рентгенограммах деисусных икон позволяет утверждать, что выполнены они одним мастером, и этим мастером является Познанский, как автор иконы “Апостол Петр” (Кат.  21).

К этой группе икон по манере исполнения приближаются лики архангелов Михаила (Кат.  7) и Гавриила (Кат.  6), а также лики персонажей на иконах “страстного” ряда: “Тайная вечеря” (Кат.  12), “Христос перед народом” (Кат.  9), “Христос перед Пилатом” (Кат.  15), “Бичевание Христа” (Кат.  10), лики архангелов и апостолов на иконе “Вознесение Христово” (Кат.  41) из молельни.

Живопись икон с изображением пророков и воинов — мучеников отличается от вышерассмотренных произведений большей скованностью кисти, несовершенством пропорций. В этих иконах заметна подражательность, они менее профессиональны. Возможно, выполнены они под руководством Познанского его учеником.

Еще одна группа икон имеет явно иные стилистические признаки, это иконы: Богоматерь “Благодатное небо” (Кат.  36), “Спас Эммануил” (Кат.  35) и Богоматерь “Величит душа моя Господа” (Кат.  43) из молельни. (Вьюева Н. А.)

Некоторые иконы Распятской церкви имеют непосредственные аналогии в Библии Мериана (“Христос перед Пилатом”, “Христос перед народом”, “Бичевание” и “Несение креста”) и Евангелии Наталиса (“Снятие с креста”, “Вознесение”, “Воскресение Христово”.

В плеяде мастеров-живописцев XVII в. у Василия Познанского особое место. Он единственный известный нам художник, который разрабатывал в станковых произведениях сложную технику аппликации, соединения живописи и ткани, технику, которую применили до него только в произведениях прикладного искусства. (Вьюева В.Н.).

Познанский заболел и был «послан под начал» в Переславль Залесский в Никитский монастырь в 7191 г. (1682-1683 ) г. (РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. № 45921. Л.1), (Б.Т.). О его дальнейшей судьбе рассказывает А.И.Успенский. Дополнительным штрихом в повествовании об этом этапе жизни художника  может служить такой факт:   2 февраля 1684 г. из дома  Познанского  и его жены Катерины Григорьевой дочери «пропало  … живописного писма парсуна» царя Федора Алексеевича, а также Евангелие и Апостол вместе со сбежавшим из их дома постояльцем  (РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. № 45921. Л. 1). (Б.Т.).

 О Василии Познанском см. также: РГАДА. Ф. 396. Кн. 967, 1000, 1004, 1008. (Молева, Белютин 1965).

Сохранившиеся произведения:

 Василий Познанский и ученики, с участием других мастеров. Иконы церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце. 1682 г. ГМЗМК. Дерево, шелк, репс, плетения, объярь, холст, тафта, атлас, бумага; ткачество, аппликация, масло:

1. Царские врата с изображением Богоматери, архангела Гавриила, евангелистов Иоанна, Матфея, Марка, Луки. Инв. 1903 — соб. Ж1662/12. 29,5х23,5 см (каждое).

Не реставрировались. Авторская живопись под записью и потемневшим лаком. Ткани загрязнены, выцвели, потерты.

Местный ряд:

2. Спаситель в терновом венце. Инв. 1904 — соб. Ж1663/1. 90х59 см.

Верхняя запись с авторской живописи удалена полностью, нижняя, в местах сильной потертости, частично оставлена. Икона реставрировалась в 1981–1984 гг. (ОРПГФ ГМЗМК. Ф. 20. 1981. Ед. хр. 162; 1985. Ед. хр. 60).

3. Григорий Богослов и Николай Чудотворец. Инв. 1905/ — соб. Ж1664/. 1682 г. 20х57 см.

Икона реставрировались в 1985 г. (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 70). На авторской живописи незначительные поздние прописи.

4. Южная дверь с изображением архангела Гавриила. Инв. 1906/ — соб. Ж1665/. 212х65 см.

Икона реставрировалась в 1986–1987 гг. (Там же. Ф. 20. 1986. Ед. хр. 55, 56). Авторская живопись под прописями.

5. Богоматерь Умягчения злых сердец. Инв. 1907/ — соб. Ж1666/1. 90х59 см.

Икона реставрировалась в 1983 г. (Там же. Ф. 20. 1983. Ед. хр. 113). Авторская живопись без записей хорошей сохранности. Убрус утрачен (Там же. Ф. 20. 1919. Ед. хр. 20. Т. 8. Л. 7; Ф. 20. 1922. Ед. хр. 37. Л. 12).

6. Василий Великий и Иоанн Златоуст. Инв. 1908/ — соб. Ж1667/. 20х57 см.

Икона реставрировались в 1985 г. (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 70). На авторской живописи незначительные поздние прописи.

7. Северная дверь с изображением архангела Михаила. Инв. 1909/ — соб. Ж1668/. 212х65 см.

Икона реставрировалась в 1986–1987 гг. (Там же. Ф. 20. 1986. Ед. хр. 55, 56). Авторская живопись под прописями.

Страстной ряд:

8. Иисус Христос перед Анной. Инв. 1910/ — соб. Ж1669/. 39х31 см.

9. Иисус Христос перед народом. Инв. 1911/ — соб. Ж1670/. 39х31 см.

10. Бичевание Христа. Инв. 1912/ — соб. Ж1671/. 39х31 см.

11. Несение креста. Инв. 1913/ — соб. Ж1672/. 39х31 см.

12. Тайная вечеря. Инв. 1914/ — соб. Ж1673/. 39х31 см.

13. Моление о чаше. Инв. 1915/ — соб. Ж1674/. 39х31 см.

14. Лобзание Иуды. Инв. 1916/ — соб. Ж1675/. 39х31 см.

15. Иисус Христос перед Пилатом. Инв. 1917/ — соб. Ж1676/. 39х31 см.

Иконы реставрировались в 1986–1987 гг. (Там же. Ф. 20. 1986. Ед. хр. 50–54, 57–59). Авторская живопись под записями. На иконе Бичевание Христа проведено частичное раскрытие удалены записи на изображении Христа (левая сторона лика, одна треть торса и часть левого бедра), на ликах трех персонажей слева от Христа.

Деисусный ряд:

16. Господь Вседержитель. Инв. 1918/ — соб. Ж1677/. 97х69 см.

17. Апостол Павел. Инв. 1919/ — соб. Ж1678/. 53х31 см.

18. Апостол Иаков. Инв. 1920/ — соб. Ж1679/. 53х31 см.

19. Апостол Иуда. Инв. 1921/ — соб. Ж1680/. 53х31 см.

20. Апостол Фома. Инв. 1922/ — соб. Ж1681/. 53х31 см.

21. Апостол Петр Инв. Ж1682. 54х30 см.

22. Апостол Иоанн. Инв. 1924/ — соб. Ж1683/. 54,1х30,4 см.

23. Апостол Варфоломей. Инв. 1925/ — соб. Ж1684/. 53х31 см.

24. Апостол Симон. Инв. 1926/ — соб. Ж1685/ 53х31 см.

Иконы реставрировались в 1983–1985 гг. (Там же. Ф. 20. 1981. Ед. хр. 161; 1983. Ед. хр. 84–88, 99–101, 129). Сохранность икон в целом хорошая. Авторская живопись под прописями (Там же. Ф. 20. 1922. Ед. хр. 37. Л. 9–11).

Четвертый ряд (мученический):

25. Спаситель. Инв. 1927/ — соб Ж1686/1 сб–21 9504. 54х44,5 см.

26. Мученик Федор. Инв. 1928/ — соб Ж1687/. 38,5х32 см.

27. Мученик Никита. Инв. 1929/ — соб Ж1688/. 38,5х31 см.

28. Мученик Евстратий. Инв. 1930/ — соб Ж1689/. 31,5х38,5 см.

29. Мученик Леонтий. Инв. 1932/ — соб Ж1691/. 38х31 см.

30. Мученик Димитрий. Инв. 1933/ — соб Ж1692/. 38х31 см.

31. Мученик Георгий. Инв. 1934/ — соб Ж1693/. 31,5х38,5 см.

Иконы реставрировались в 1982–1983 гг. (Там же. Ф. 20. 1982. Ед. хр. 86, 87; 1983. Ед. хр. 89, 91–93). Верхний слой записей удален, нижний прорежен. Авторская живопись под прописями.

Пятый ряд:

32. Пророк Исайя. Инв. 1931/ — соб Ж1690/. 34х39 см.

33. Пророк Илия. Инв. 1935/ — соб. Ж1694/. 34,5х39Ѕ3 см.

34. Пророк Елисей. Инв. 1936/ — соб. Ж1695/. 34,5х39 см.

Иконы реставрировались в 1983–1984 гг. (Там же. Ф. 20. 1983. Ед. хр. 90, 108, 109; 1986. Ед. хр. 88). На иконах с изображением пророков верхний слой записей удален, нижний, в связи с плотностью записей, не расчищался. На иконе Господь Вседержитель проведена полная расчистка. Авторская живопись потерта, незначительные утраты (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 68; 1983. Ед. хр. 107).

35. Спас Эммануил, в киоте. Инв. 1939/ — соб. Ж1698/1. 218х118 см.

36. Богоматерь Благодатное небо, в киоте. Инв. 1942 — соб. Ж1700/1. 218х118 см.

Иконы из иконостаса Распятской церкви

37. Богоматерь предстоящая перед Распятием. Инв. Ж1705 293х89 см.

38. Иоанн Богослов предстоящий перед Распятием. Инв. Ж1706 293х89 см.

Иконы реставрировались в 1985 г. (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 66, 67). Верхний слой записей удален. Нижний красочный слой полностью не удалялся, в местах сильной потертости авторского красочного слоя оставлены поздние прописи.

39. Снятие с креста. Инв. Ж1707 163х89 см. Икона реставрировалась в 1985 г. (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 63). Верхний слой записи удален, нижний — разрежен и утоньшен.

40. Страшный суд. Инв. Ж1708 163х897 см. Икона реставрировалась в 1985 г. (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 61). Верхний слой записи удален, нижний — разрежен и утоньшен.

41. Вознесение Христово. Инв. Ж1709 163Ѕ89 см. Икона реставрировалась в 1985 г. (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 62; 1987. Ед. хр. 25). Единственная икона, на которой проведено полное и последовательное раскрытие авторской живописи. Сняты два слоя записей с промежуточным слоем лака. Авторская живопись была либо без защитного покрытия, либо покрыта каким-то бесцветным составом. Утраты авторского красочного слоя незначительны. В сонме херувимов, окружающих Христа, одна из головок (нижняя справа) была утрачена и поновитель XIX в. написал головку непосредственно на шелке, при расчистке она единственная сохранила темный цвет живописи позднего времени.

42. Воскресение Христово. Инв. Ж1710 163х89 см. Икона реставрировалась в 1985 г. (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 65). Верхний слой записи удален, нижний — разрежен и утоньшен. Авторская живопись под прописями.

43. Богоматерь Величит душа моя Господа. Инв. Ж1711 222х118 см. Икона реставрировалась в 1985 г. (Там же. Ф. 20. 1985. Ед. хр. 64). Авторский слой без записей, хорошей сохранности.

Иллюстрации:

Мученик Георгий. Иконы церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце. 1682 г. ГМЗМК. 31,5x38,5 см.Царские врата с изображением Богоматери, архангела Гавриила, евангелистов Иоанна, Матфея, Марка, Луки. Иконы церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце. 1682 г. ГМЗМК. 29,5x23,5 см (каждое)Спаситель в терновом венце. Иконы церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце. 1682 г. ГМЗМК. 90x59 см.Богоматерь Умягчения злых сердец. Иконы церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце. 1682 г. ГМЗМК. 90x59 см.Снятие с креста. Иконы церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце. 1682 г. ГМЗМК. 163x89 см.
Апостол Иуда. Иконы церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце. 1682 г. ГМЗМК. 53x31 см.Апостол Варфоломей. Иконы церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце. 1682 г. ГМЗМК. 53x31 см.

Библиография:

Русская старина 1851. 2-е изд.:111–113; Снегирев 1842–1845. LXVII; Викторов 1883:443, 454, 455, 483–485, 487 (из приходно-расходных книг Оружейной палаты за № 958/234; 967/457; 1000/480. Л. 17, 244; 1004/485. Л. 255; 1008/467. Л. 268); (Есипов Г. В.) Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом. Т. 1. М., 1872:154, 576; Забелин 1894. Вып. 3:171; Собко 1899:323; Успенский А. Василий Познанский, его произведения и ученики // Древнерусская живопись (XV–XVIII вв.). М., 1906:65–85 (=Золотое руно). 1906:65–85; Троицкий В. Плащаница XVII в. работы Василия Познанского. М., 1909; Успенский 1910:204–216, 233; Извеков 1912/2:6, 8, 13, 40; Муратов 1914: илл. на с. 450, 451, 452, 453, 454; Овчинникова 1955; Молева, Белютин 1965:226; Вьюева Н. А. Живописец Василий Познанский (к истории создания иконостаса церкви Распятия в Большом Кремлевском дворце) // ГММК: Материалы и исследования. Вып. 8: Русская художественная культура XVII века, М., 1991:97–110; Вьюева 1994:19–39. (Вьюева Н. А.)